ФОНД «ПОМОЩЬ ВЕТЕРАНАМ ВОВ И ТРУДА ГОРОДА МОСКВЫ»
мы не имеем права их забыть! Координатор проекта В.П. Скобинов

8 января 1942 года началась Ржевская битва

Несмотря на название, Ржевская битва не была сражением за сам город. Главной ее задачей было уничтожить основные силы немецкой группировки на ржевско-вяземском направлении в 150 км. от Москвы. Бои шли не только в районе Ржева, но и Московской, Тульской, Калининской, Смоленской областях.
Гитлеровское командование называло Ржевско-Вяземский плацдарм воротами к Москве и краеугольным камнем Восточного фронта, и сосредоточило на этом участке две трети войск армии «Центр».
Ржевская битва складывалась из четырех самостоятельных наступательных операций. Первая из них состоялась в январе- апреле 1942 года (Ржево-Вяземская), вторая- в августе 1942 года (Ржево-Сычевская), третья – в декабре того же года (Ржево-Сычевская, операция «МАРС») и четвертая – в марте 1943 года.
 
Несмотря на возникшие в ходе контрнаступления под Москвой проблемы, Верховное Главнокомандование, оптимистично оценивая его итоги, считало необходимым использовать создавшееся положение для коренного изменения обстановки на всем советско-германском фронте. Вопросы дальнейших действий Красной армии обсуждались 5 января 1942 г. на заседании Ставки ВГК с участием И.В. Сталина, В.М. Молотова, Б.М. Шапошникова, К.Е. Ворошилова, Г.М. Маленкова, Л.П. Берии, Н.А. Вознесенского, Г.К. Жукова. На нем И.В. Сталин изложил свои взгляды на ведение войны. Они заключалась в том, чтобы нанести поражение основным группировкам противника и, не давая ему возможности закрепиться на достигнутых рубежах, «гнать… на запад без остановки, заставить … израсходовать резервы еще до весны… и обеспечить, таким образом, полный разгром гитлеровских войск в 1942 г.».

Главный удар было решено нанести на западном направлении, где планировалось окружить и уничтожить основные силы немецкой группы армий «Центр». Здесь действовали Калининский, Западный и Брянский фронты, в которых на 1 января 1942 г. имелось 1 млн 245 тыс. человек, около 8,7 тыс. орудий и минометов, 571 танк (в том числе 198 средних), 554 боевых самолета. Противостоявшая им группировка врага (9, 4-я и 2-я армии; 2, 3-я и 4-я танковые армии) насчитывала 1 млн 569 тыс. человек, около 13 тыс. орудий и минометов, 1100 танков, 615 самолетов.

Переход в наступление планировалось осуществить без оперативной паузы в боевых действиях, в результате чего армиям практически не выделялось времени для подготовки. Ударная сила соединений была низкой из-за недостатка людей, танков, артиллерии. Так, например, средняя укомплектованность стрелковых дивизий 29-й армии Калининского фронта составляла 5565 человек, 30-й армии – 4900 и 31-й армии – 5044 человека. Не намного лучше было положение и на Западном фронте. В соединениях 5-й армии в среднем насчитывалось 5189 человек, 20-й армии – 5320 и 50-й армии – 4375 человек. В танковых бригадах имелось по 15-20 танков, из них 80-90 % легких, устаревших систем, а в артиллерийских полках – по 11-13 орудий. В 112-й танковой дивизии, к примеру, на 8 января 1942 г. боеготовыми являлись всего один танк Т-34 и пять танков Т-26.

Быстрое продвижение Калининского и Западного фронтов во второй половине декабря 1941 г. – первой декаде января 1942 г., разрушение противником железных и шоссейных дорог, а также мостов на грунтовых дорогах привели к значительному отставанию тылов. Все это вызывало сбои в снабжении соединений и частей боеприпасами и горючим. Большой помехой были сложные метеорологические условия. Обильные снегопады, морозы и частые вьюги снижали маневренные возможности войск, практически исключали их передвижения вне дорог. Снежный покров достигал в поле 60, а в лесу – 90-100 см.

Серьезные трудности испытывали также соединения немецкой группы армий «Центр», понесшие в ноябре – декабре 1941 г. ощутимые потери, особенно в тяжелом вооружении. Почти во всех частях отмечались случаи заболевания сыпным тифом и обморожения, наблюдалось заметное снижение боеспособности. Так, в суточном донесении 4-й армии от 1 января 1942 г. отмечалось: «В результате непрерывных боев и сильных холодов боеспособность войск падает. Недалеко время, когда боеспособность дивизий упадет настолько, что они не выдержат тяжести боев по причине нехватки людей, если не будет поступать хорошо оснащенное для зимних условий пополнение».

В такой обстановке главное командование вермахта принимало экстренные меры, чтобы восстановить боеспособность своих армий на Восточном фронте. 8 января в войска были направлены указания А.Гитлера, в которых он отмечал, что «единственным способом, с помощью которого можно надежно нанести поражение русским, является ожесточенное сопротивление». При этом группе армий «Центр» указывалось: «Недопустимо никакое значительное отступление… заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции…». В течение января в ее распоряжение предполагалось перебросить пять пехотных дивизий и значительное количество авиации. Наиболее сильные оборонительные рубежи были созданы в полосах 3-й и 4-й танковых армий, которые в конце декабря 1941 г. закрепились на реках Лама и Руза, на можайском и гжатском направлениях.
Ударную группировку Калининского фронта, войска которого возглавлял генерал-полковник И.С. Конев, составляли 39-я и 29-я армии, а также 11-й кавалерийский корпус. Еще 6-7 января 1942 г. их соединения прорвали оборону врага западнее Ржева и рассекли его 6-й армейский корпус на две части, отбросив одну на восток, к Ржеву, а другую – к станции Оленино. К исходу 10 января главные силы 39-й армии генерал-лейтенанта И.И. Масленникова достигли рубежа в 35 км юго-западнее Ржева. Вместе с тем дальнейшие события показали, что поставленные Ставкой Верховного Главнокомандования задачи превышали возможности объединений Калининского фронта, которые за предшествующий период контрнаступления понесли значительные потери. К тому же на подступах к Ржеву немецкому командованию за счет сокращения линии соприкосновения сторон и переброски новых частей удалось значительно усилить оборону. В итоге советским войскам освободить этот город с ходу не удалось. Не привел к изменению положения и ввод в сражение подвижной группы фронта – 11-го кавалерийского корпуса, так как он располагал крайне ограниченными силами и средствами: 5800 человек, 84 орудия и миномета, 27 противотанковых ружей.

Дальнейшее продвижение 39-й и 29-й армий происходило под сильным воздействием авиации с большими трудностями: полосы их наступления постоянно расширялись, между дивизиями образовались значительные промежутки. Этим воспользовался противник. 22 января соединения его 9-й армии нанесли контрудар западнее Ржева, в результате которого к исходу 25 января 29-я армия генерал-майора В.И. Швецова была отрезана от главных сил. Более двух недель она вела боевые действия в окружении. В середине февраля стало ясно, что удерживать занимаемый район бессмысленно, так как никакого оперативного значения действия окруженной группировки в сложившейся обстановке не имели, а дальнейшее нахождение во вражеском тылу могло привести лишь к ее полному уничтожению. В ночь на 18 февраля генерал-полковник И.С. Конев отдал приказ на прорыв 29-й армии из окружения. После этого, в конце февраля, 11-й кавалерийский корпус предпринял последнюю попытку войти в соприкосновение в районе Вязьмы с наступавшими навстречу ему передовыми частями Западного фронта. Однако разделявшие их 5-6 км так и не были преодолены.

Западный фронт, действуя в полосе шириной 500 км, наносил одновременно три удара: на правом крыле – силами 1-й ударной, 20-й и 16-й армий, в центре – 5-й и 33-й армий, на левом крыле – 43, 49, 50, 10-й армий и группы генерал-майора П.А. Белова.

Учитывая неудачные попытки прорыва заблаговременно подготовленной обороны немецких войск на р. Лама разрозненными усилиями трех армейских объединений правого крыла фронта в конце декабря 1941 г. – начале января 1942 г., Ставка ВГК приказала командующему его войсками генералу армии Г.К. Жукову создать на этом направлении одну ударную группировку, в которую вошла 20-я армия генерал-лейтенанта А.А. Власова, усиленная кавалерийскими дивизиями, танковой и стрелковыми бригадами, лыжными батальонами, артиллерийскими полками и дивизионами реактивной артиллерии.
Результатом Ржевско-Вяземской операции явилось продвижение советских войск на витебском направлении на 250 км, на гжатском и юхновском – на 80-100 км, освобождение Московской, Тульской и ряда районов Калининской и Смоленской областей. Однако решить главную задачу – окружить и уничтожить ржевско-вяземскую группировку врага – Калининскому и Западному фронтам не удалось. При этом они потеряли 776 889 человек, из них 272 320 – безвозвратно, 957 танков, 7296 орудий и минометов, 550 боевых самолетов. В то же время, по данным немецкой стороны, за январь – март 1942 г. потери группы армий «Центр» составили около 54 800 человек убитыми и пропавшими без вести и около 120 тыс. – ранеными. В результате в этой наиболее многочисленной группировке вермахта на Восточном фронте к весне 1942 г. практически не осталось дивизий, способных вести наступление.