ФОНД «ПОМОЩЬ ВЕТЕРАНАМ ВОВ И ТРУДА ГОРОДА МОСКВЫ»
мы не имеем права их забыть! Координатор проекта депутат МГД В.П. Скобинов

Контрнаступление под Тихвином.

Контрнаступление советских войск в районе Тихвина началось в тот момент, когда достигла высшего напряжения битва за Москву и шли упорные бои на юге — под Ростовом. Советское Верховное главнокомандование, естественно, не могло направить на северо-запад значительных сил. В составе армий, действовавших под Тихвином и Волховом, было 154,5 тысяч человек, 2120 орудий и минометов, а также 200 танков. Противник же имел до 130 тысяч человек, 2200 орудий и минометов и около 250 танков.

Мощная группировка танковых сил РККА была сосредоточена в полосе действий 54-й армии Ленинградского фронта. В ее состав входили 16-я и 122-я танковые бригады, а позднее 119-й отдельный танковый батальон, которые были укомплектованы в основном только легкими и средними танками. Это было обусловлено невозможностью переправлять танки KB по льду Ладожского озера из-за большого веса танка. На реке Нева в конце ноября при толщине естественного льда 40 см стали проводить эксперименты по транспортировке танков KB по бревенчатому настилу, специально уложенному на льду.

Когда танк KB проехал по импровизированному мосту несколько метров, лед под ним с хрустом начал вдавливаться и стало ясно, что тяжелый танк вот-вот провалится в воду. Но танкисты не растерялись и буксиром буквально «выдернули» танк на берег. По результатам подобных экспериментов было принято два решения. Первое — транспортировка танков KB своим ходом по льду Ладожского озера (протяженность маршрута 32 км) невозможна.

Поэтому штаб специальной танковой переправы, занимавшейся переброской танков KB и Т-34 через реку Нева в районе Невская Дубровка по воде (в ноябре были переправлены 23 KB и 11 Т-34), начал разработку проекта по переброске танков KB по льду Ладожского озера. Инженерные подразделения стали строить «ледяной паром» — громадные сани, которые должны были буксировать 2 артиллерийских тяжелых тягача «Ворошиловец». На сани в зависимости от температуры воздуха устанавливался или весь танк KB в сборе (температура воздуха -20–30 °C) или танк без башни и боеукладки (температура воздуха -30–12 °C), а затем боевая машина буксировалась тягачами к месту назначения.

Но подобную переправу запустили только 15 января 1942 года. Второе решение заключалось в переброске легких танков своим ходом через Ладожское озеро только в декабре — январе, когда лед на Ладоге будет достаточно прочен и надежен. Уже в декабре в состав 54-й армии по льду своим ходом были переброшены 7 однобашенных танков Т-26 и 3 Т-26 САУ (76,2-мм орудие образца 1927 года, установленное в полуоткрытой рубке, на базе танка Т-26).

Ударная группировка врага, продвинувшись к Тихвину и Волхову, фактически оказалась в полуокружении. Образовался огромный выступ, внешние обводы которого растянулись более чем на 350 километров. Основную массу своих войск — 6 пехотных и 2 танковые дивизии — противник сосредоточил против 54-й армии, намереваясь прорваться к Ладожскому озеру. Этим самым германское командование ослабило правый фланг своей волховско-тихвинской группировки.

Первый фланговый удар по основанию вражеского клина нанесла 12 ноября 52-я отдельная армия. Неделю на подступах к Малой Вишере шли жаркие бои. 259, 267-я и 111-я стрелковые дивизии освободили ряд населенных пунктов и в ночь на 20 ноября овладели Малой Вишерой.
Танковые силы Волховского фронта в ноябре 1941 года состояли из двух танковых полков 60-й танковой дивизии и 46-й отдельной танковой бригады. Северную оперативную группу поддерживали танки 46-й танковой бригады, Восточную и Южную оперативные группы — соответственно 120-й и 121-й танковые полки 60-й танковой дивизии. Разведбатальон 60 тд (до 30 Т-37/38) был придан 65 сд. Собственно 65-я стрелковая дивизия под командованием полковника П.К. Кошевого была отлично вооруженным и экипированным соединением. Она прибыла под Тихвин из Забайкалья. По пути на фронт в Куйбышеве ей приказали выгрузиться и подготовиться к участию в параде. 7 ноября 1941 года.

Однако подкрепления, переданные Ставкой Волховскому фронту в условиях подготовки к сражению за столицу, были ограничены. Для того чтобы окончательно сломить сопротивление тихвинской группировки противника, были мобилизованы все наличные резервы. Командующий фронтом решил сформировать стрелковую бригаду за счет тылов и команд выздоравливающих. Но винтовками и пулеметами удалось оснастить только 2 батальона. Артподразделения и 3-й батальон бригады из-за неимения стрелкового оружия вооружили револьверами и гранатами. Поэтому самой бригаде присвоили несколько необычное название — «отдельная гренадерская».

Контрнаступление 18 ноября 1941 года начала оперативная группа генерала П.А. Иванова. Артиллерийская подготовка завершилась ошеломившим противника залпом двух дивизионов реактивных минометов из состава оперативной группы ГМЧ Волховского фронта (начальник — генерал-майор артиллерии П.Н. Кулешов), вслед за которым 305-й стрелковый полк 44-й дивизии ворвался во вражеские траншеи. Продолжая теснить противника, подразделения полка вскоре захватили станцию Астрачи, расположенную в 10 километрах юго-восточнее Тихвина. Под напором наших войск противник отошел к Тихвину и на соседних участках.

Севернее действовала оперативная группа генерала A.A. Павловича. Ей в основном приходилось двигаться вдоль дорог, пристрелянных противником. Танкистам и пехотинцам удалось все же оттеснить немецкие войска на несколько километров и приблизиться к железной дороге Тихвин — Волхов. Все сильнее сжимались клещи, которыми советские войска охватывали Тихвин с севера и юго-востока.

24 ноября Ставка Верховного главнокомандования поставила перед 54, 4-й и 52-й армиями задачу: совместными усилиями разгромить всю вражескую группировку восточнее реки Волхов. Главный удар из района Тихвина на Будогощь наносила 4-я армия. Войска Ленинградского фронта, находившиеся на блокированной территории, должны были активными действиями сковывать противника.

В результате предшествующих боев Северная и Восточная оперативные группы 4-й отдельной армии охватили Тихвин справа и слева. Теперь им предстояло встречными ударами сокрушить вражескую оборону на флангах.

26 ноября после часовой артподготовки, в которой участвовало 600 орудий и минометов и два дивизиона «катюш», 4-я армия перешла в наступление. Сломив сопротивление противника на правом фланге, ее войска подошли к Усть-Шомушке — сильному вражескому опорному пункту.

2 декабря войска Северной оперативной группы прорвали неприятельскую оборону на северных подступах к Тихвину, форсировали реку Тихвинка и завязали бой за поселок Лазаревичи. Высокую доблесть проявил здесь комиссар танковой роты 46-го танкового полка 46-й танковой бригады РККА политрук М.К. Кузьмин. Он уничтожил два вражеских ДЗОТа, минометную батарею и несколько десятков немецких солдат. На его танк был направлен огонь вражеской батареи. Политрук передал по радио командиру 46-го танкового полка (46 тбр) подполковнику Н.Г. Косогорскому: «Все убиты. Танк горит. Выполняю задачу». До последнего дыхания воины экипажа М.К. Кузьмина сражались с врагом.

На следующий день после 45-минутной артподготовки наступавшие подразделения заняли Лазаревичи. Противник, засевший в Тихвине, собрав все оставшиеся силы — танки, пехоту, саперов, понтонеров, дорожников, — бросил их в бой, чтобы расширить почти закрывшуюся горловину. Контратаку поддерживали вражеские бомбардировщики. Удар пришелся по позициям 305-го и 167-го стрелковых полков, понесших за три недели беспрерывных боев большие потери. Отражая его, подразделения держались стойко. Даже раненые не выпускали из рук оружия. Но слишком неравными были силы. Советским бойцам пришлось оставить Лазаревичи. Однако прорваться к переправе через Тихвинку противнику так и не удалось. Это имело большое значение для дальнейших действий советских частей.

Немецкие генералы упорно не хотели отказываться от своего плана — полного окружения Ленинграда. Директива германского Верховного командования от 9 декабря категорически предлагала группе армий «Север» удержать в своих руках шоссе и железную дорогу Тихвин — Волховстрой — Колчаново, чтобы по прибытии подкреплений установить связь с Карельской армией финнов.

Но советские войска перечеркнули планы врага. 7 декабря Южная оперативная группа 4-й отдельной армии нанесла сильный удар по врагу к юго-западу от Тихвина. 4-я гвардейская и 92-я стрелковые дивизии вышли к дороге Тихвин — Будогощь. Северо-восточнее эту коммуникацию перерезала стрелковая бригада генерала Г.Т. Тимофеева. Противнику не оставалось ничего другого, как перебросить сюда из Тихвина часть своих сил и тем самым ослабить оборону города.

8 декабря советские войска начали штурм Тихвина. На северо-западную окраину города вышли части 191-й дивизии и 25-й стрелковый полк 44-й дивизии. Улицы и некоторые здания по несколько раз переходили из рук в руки.

В ходе напряженного боя танк из состава 46 тбр младшего лейтенанта В.М. Зайцева был послан на разведку к станции Лазаревичи. Возвращаясь, Зайцев радировал: «Попали в засаду, ведем огонь до последнего снаряда и патрона, врагу не сдаемся». Командир батальона А.Д. Марков немедленно отправил на выручку экипажа несколько танков. Они подошли, когда машина Зайцева уже была охвачена пламенем. Радиостанция, перед тем как навсегда замолкнуть, передала в эфир последние слова командира: «Горим, но врагу не сдаемся!» Командир В.М. Зайцев и красноармеец стрелок-радист А.И. Ращупкин до конца выполнили свой долг.

В боях за Тихвин советские воины обескровили 39-й моторизованный корпус и 61-ю пехотную дивизию противника. Враг потерял только убитыми до 7 тысяч солдат и офицеров. Освободив Тихвин, войска 4-й отдельной армии начали преследование немцев.

Передовые отряды, преследовавшие разбитого врага, поддерживались артиллерией на тракторной тяге, обладавшей лучшей проходимостью на пересеченной местности. Если возникала необходимость сломить сопротивление немцев в сильных опорных пунктах, подтягивалась и остальная артиллерия. Продвижение артиллерийских частей обеспечивали приданные команды саперов и подразделения пехотного прикрытия. Командиры батарей и радисты шли вместе с пехотой на лыжах, немедленно вызывая огонь по ее требованию.

В результате преследования остатки разбитой под Тихвином группировки немецких войск были отброшены за реку Волхов.

К 10 декабря наступил перелом и на волховском участке фронта. Отразив удары вражеской группировки, рвавшейся к Ладожскому озеру, 54-я армия перешла в контрнаступление. Южнее станции Войбокало 311, 285-я и 80-я дивизии, 6-я бригада морской пехоты и 122-я танковая бригада, продвинувшись вперед, блокировали ряд вражеских опорных пунктов.

Успешному наступлению в значительной степени способствовала значительная организация контрбатарейной борьбы. Разведывательный артиллерийский дивизион под командованием капитана Кулакова точно определял координаты вражеских батарей, а 883-й корпусной полк (командир — подполковник Седаш) обрушивался на них своим огнем. В результате две трети батарей противника были подавлены или уничтожены, а материальная часть оставлена на огневых позициях. Германские войска поспешно откатывались, бросая оружие и технику. На отдельных участках их отход превратился в паническое бегство.
17 декабря Волховский, Ленинградский и Северо-Западный фронты получили оперативную директиву Ставки, определявшую план их действий против группы армий «Север». Войскам ставилась задача: разгромить основные силы этой группы и деблокировать Ленинград.
Новгородская оперативная группа СЗФ сковывала немецкие войска на южном фланге наступления Волховского фронта, так как не имела достаточных сил и средств для прорыва германской обороны.

26-я (2-я ударная армия) и 59-я армия Волховского фронта только выдвигались к театру военных действий и не принимали участие в сражении под Тихвином в ноябре — декабре 1941 года. Поэтому основная тяжесть боев легла на 4-ю и 52-ю армии Волховского фронта и 54-ю армию Ленинградского фронта.

С 10 по 22 декабря войска 4-й и 52-й армий в труднейших зимних условиях, при морозе в 40 градусов, продолжали наступление. Немцы, отступая, минировали дороги, взрывали мосты. Приходилось искать обходные пути, сооружать бревенчатые дороги на заболоченных участках. Случалось, что лошади, обессилев, падали в снег, и артиллеристы тащили орудия на руках.

Преследуя выбитого из Тихвина врага, советские войска быстро продвигались к реке Волхов. 16 декабря 52-я армия освободила Большую Вишеру, а две дивизии 4-й армии подошли к Будогощи.

15 декабря крупного успеха добилась 54-я армия, прорвавшая оборону 1-го армейского корпуса немецких войск. За два дня армия продвинулась на 20 километров в направлении Оломны, охватив левый фланг главной вражеской группировки на восточном берегу Волхова. Правый фланг 1-го армейского корпуса в это время теснили части 4-й армии. 16 декабря, уступая настойчивым просьбам командования группы армий «Север», Верховное командование вермахта разрешило отвести войска на рубеж реки Волхов и линии железной дороги, идущей от города на северо-запад.

Преследуя отступавшего противника, советские войска 19 декабря полностью освободили железную дорогу Волхов — Тихвин. На следующий день 4-я гвардейская и 92-я стрелковые дивизии освободили Будогощь. 23 декабря передовые отряды 65-й и 92-й дивизий форсировали реку Волхов и захватили плацдарм на ее левом берегу.

Войска 54, 4-й и 52-й армий в декабре продвинулись на 100–120 километров и отбросили врага на рубежи, с которых он начал в середине октября свое наступление. Только на одном участке — в районе Кириши — противнику удалось на восточном берегу Волхова удержать небольшой плацдарм.

В обороне и наступлении советским войскам активно помогали соединения и отряды партизан. В 1941 году ленинградские партизаны уничтожили более 11 тысяч вражеских солдат и офицеров, 98 танков и бронемашин, 71 самолет, много боевой техники и боеприпасов, разгромили до десятка штабов и гарнизонов противника.

В это же время 15 отрядов карельских партизан общей численностью около 2 тысяч человек вели борьбу в тылу вражеских войск, захвативших западную часть Карелии.

На протяжении всей Тихвинско-Волховской операции советские войска проявляли высокие боевые качества. Эти бои были неразрывно связаны с героической обороной столицы. Обескровив ударные группировки противника, наступавшие на Тихвин и Волхов, наши войска не дали германскому командованию возможности высвободить даже небольшую часть своих сил для центральной группировки, наступавшей на Москву.

Родина высоко оценила подвиги героев битвы на волховских рубежах. Ордена Красного Знамени удостоились 65-я и 191-я стрелковые дивизии, 305-й стрелковый полк 44-й дивизии, 46-я танковая бригада, 185-й истребительный авиационный полк, артиллерийский полк АККУКС, 6-й гвардейский минометный полк и 184-й отдельный саперный батальон. 127-й и 881-й артиллерийские полки были также награждены орденом Красного Знамени и заслужили в этих боях первыми на северо-западном направлении направлении почетное звание 6-го и 8-го гвардейских полков РГВК.
После осенних и декабрьских боев, развернувшихся под Москвой и на других участках советско-германского фронта, окончательно провалился план блицкрига против Советского Союза. «Немецким войскам, — отмечал немецкий военный историк К. Типпельскирх, — грозила судьба великой армии Наполеона».
В ходе операции Красная армия нанесла поражение 10 дивизиям противника, освободила ряд важных районов и сорвала план немецкого командования полностью изолировать Ленинград. Однако удачное наступление далось дорогой ценой — общие потери РККА достигли 48 901 человека, из них 17 924 были безвозвратными.

Советские войска были воодушевлены первыми крупными победами над силами вермахта. В оборонительных и особенно наступательных операциях командиры и бойцы приобрели богатый опыт. Совершенствовались методы взаимодействия родов войск. В наступлении все чаще применялись маневр на поле боя, удары по флангам, с тыла и в стык неприятельских частей и подразделений.