ФОНД «ПОМОЩЬ ВЕТЕРАНАМ ВОВ И ТРУДА ГОРОДА МОСКВЫ»
мы не имеем права их забыть! Координатор проекта В.П. Скобинов

Капорская Ольга Павловна

Дата и место рождения

14.07.1925, г. Киев

Боевой путь

Рассказ дочери:

В конце июля - начале августа 1941 г. моя мама, несмотря на слабое здоровье, вместе с другими женщинами была направлена в отряд на лесоповал в Смоленскую область. Жили в землянках, лагерь находился в лесу. Отряд состоял в большинстве из молодых женщин и девушек, а начальником его был пожилой мужчина, по профессии - плотник. Женщины валили деревья, а девушки обрубали сучки. Существовали норма выработки и продуктовый паек. Брёвна предназначались для строительства оборонительных сооружений. В нескольких километрах от лагеря находилась деревня, из которой привозили хлеб и картофель. Основной едой были грибы, которых в лесу было очень много. 

Однажды в августе из деревни не привезли хлеба. Начальник выбрал из отряда двух хилых девушек,  одной из них была мама, и послал  их в деревню - узнать в чём дело. Они вышли из лагеря рано утром, одетые в сарафаны, на голове - косынки, на ногах - босоножки. Погода была хорошая. Войдя в деревню, они увидели, что с другого ее конца движется колонна немцев. Мама со своей спутницей бросились к ближайшей избе. Хозяева спрятали их в погребе. Когда стемнело, они вывели их на тропинку и показали направление на Москву. Девушки  продвигались по лесам ночью, избегая дорог, по которым шла немецкая техника, днем отсыпались. 

Однажды они вышли к железной дороге и залегли на опушке. Услышали шум идущего поезда. Это был наш санитарный поезд. В небе появились немецкие самолеты и начали бомбить пути впереди эшелона. Поезд дал задний ход и стал маневрировать. Немцы продолжали бомбить. Поезд загорелся и остановился.  Люди стали выскакивать из вагонов, кто-то бежал в лес, кто-то вытаскивал раненых. Вагоны с тяжелоранеными сгорели полностью. Немцы на бреющем полете расстреливали бегущих. Когда  самолеты улетели, мама и её спутница вылезли из своего укрытия. Они стали помогать оставшимся в живых. Им дали одежду, снятую с убитых (телогрейки, ватные штаны и сапоги, на 4 размера больше). Дальше к Москве они продвигались небольшими группами. Благодаря тому, что линия фронта не была сплошной, в октябре 1941 г. они вышли из окружения в районе канала им. Москвы.

16 октября они добрались до Москвы. В городе была паника. Двери магазинов были распахнуты, полки пусты, кое-где выбиты стёкла. На мостовых было много мусора, брошенных вещей. Городской транспорт не ходил. Через весь город мама дошла до дома дедушки, который жил в 1-ом Павловском переулке, за Серпуховкой. Мамина мачеха была потрясена её видом. Она нагрела воды на плите и устроила баню в кухне (ванны тогда не было). Всю  снятую с мамы одежду, она сожгла в печке. Впервые за три месяца мама спала в доме и в чистоте. Но ночью ее арестовали. Квартира была коммунальной, бдительный сосед доложил куда следует, что она пришла с территории, захваченной немцами. С большим трудом удалось освободить маму из тюрьмы, благодаря тому, что в Москве в то время ещё находился секретарь её комсомольской организации. Вскоре после этого он ушёл на фронт и не вернулся. После войны мама пыталась найти людей, работавших с ней на лесозаготовках, но не нашла.